О знакомствахОб отношениях

Запреты не работают 18+

Запреты не работают 18+

Казалось бы, это не новость. Но я была подростком, которому запрещали вообще все (кроме разве что окрашивания волос и макияжа, это поощрялось). И что в итоге мы видим — в секс-блогера выросла.

Меня очень, очень жестко контролировали вплоть до университета. Никаких ночевок у друзей, дома в 9 (вся студенческая жизнь прошла мимо меня), контроль вещей, карманов и переписок, никакого интернета на мобильном телефоне, обязательный пересказ всех телефонных разговоров; когда я ездила на курсы, мама ездила со мной и сидела в коридоре. Задолго до того, как я стала проявлять интерес к парням, мне вменяли в вину повышенную развратность и «ты наверняка что-то отчудишь, поэтому тебя нужно держать в ежовых рукавицах». Этакая презумпция виновности и слатшейминг на всякий случай.

Мне постоянно припоминали «бл**ские гены» бабушки со стороны отца (серьезно!). Мол, вы с ней похожи, значит, ты по умолчанию шл*ха и будешь бесконтрольно по х*ям скакать. 

А теперь, внимание, вопрос. Помешало ли мне это пить, курить и тр**аться, когда я реально захотела пить, курить и тр**аться? Нет. У меня черный пояс по лжи в лицо и просчитыванию возможных комбинаций «вопрос-ответ». Играла бы в шахматы — была бы гроссмейстером, не иначе.

 

Отчасти моих родителей успокаивало, что я выглядела как задрот («девушка в очках — непривлекательная грымза! (с)). Но я успевала и рефераты писать, и на олимпиады ездить, и дегустировать всякую спиртосодержащую мерзость уровня «мы залили фломастер спиртом, назвали это «отверткой» и продаем в жестяных банках по 45 рублей». Одно другому не мешало. Родителям я рассказывала, что от запаха сигарет я падаю в обморок, а на алкоголь у меня аллергия, хотя лет в 17, кажется, я пила все спиртосодержащее, до чего могла дотянуться, и, слава богу, не знала про боярышник. Это просто чудо, что меня никогда не интересовало ничего крепче алкоголя, потому что в старшей школе я знала пару человек, способных достать абсолютно все, а один мой парень (тоже, кстати, с виду стереотипный ботаник) проявлял повышенный интерес ко всяким смесям.

Я умела абсолютно бесшумно заниматься сексом на столе, пока за стеной мама смотрела телевизор. Умела с недрогнувшим лицом отвечать на вопрос преподавателя, сидя на противоположной стороне, пока рука моего соседа была у меня в трусах. Умела строить из себя ханжу, принося родителям книжки с околоэротическими сценами, чтобы показать, что мне все это глубоко противно и так можно только с мужем. А потом за вечер целоваться с двумя разными парнями с разницей в полчаса, потому что не могла выбрать, с кем из них продолжать встречаться. 

Справедливости ради — я полностью зеркалила родительскую жизнь. Вслух они топили за скрепы, но по факту еще до официального развода каждый жил как хотел и с кем хотел. Это их право, ради бога, но в попытках обвинять меня в развлечениях до брака было нечто, кхм, ханжеское. Так что мне было ни капельки не стыдно: я ж все равно грешна по умолчанию, так чего ярлыку пропадать? Не можешь противостоять — возглавь!

Стоило ли оно того? Да, это был плохой секс, на скорую руку, без особых прелюдий и без моих оргазмов (вообще не понимаю, почему так идеализируют подростковый секс, он же сильно ниже среднего), был постоянный страх быть пойманной. Но, как говорится, I want it — I got it. Проснувшееся либидо, подогретое запретами, — страшная вещь, знаете ли. 

Возможно, мне было бы неинтересно влипать в приключения, если бы мне так отчаянно их не запрещали. Причем запрещали, не объясняя, в чем опасность и неразумность моих решений, а просто дрессура «я говорю — ты подчиняешься». Ну-ну, сильно помогло, как я вижу.

Страх быть пойманной был чудовищный, конечно, но в случае неудач вывод всегда был один: не «не делай так», а «в следующий раз лучше ныкайся».Я хорошо помню момент, когда четко поняла, что на меня и мои проблемы всем насрать, главное — декорации. Мне было лет 17, и ко мне пришел в гости мой тогдашний парень. Дома была моя мама, но он часто приходил и, блин, я до сих пор не понимаю, как она ничего не замечала (ну или это мы были такие секс-ниндзя). Но конкретно в тот вечер он пришел что-то мне отдать, мы просто болтали и смотрели кино.

Я плохо помню детали, но была зима и погода резко испортилась. Он пришел в очень легкой куртке. И я сказала, мол, ну куда ты в 3 часа ночи пойдешь по такому морозу? Оставайся спать, утром я найду тебе какой-нибудь шарф и свитер, а сейчас не станем будить маму ковырянием в шкафу в прихожей. Самое смешное, что да, мы обычно очень много тр**ались у меня дома, реально как кролики, и он никогда не оставался ночевать при этом. Но именно в тот вечер я просто уложила его спать рядом. Утром он ушел. Я предвкушала скандал.

 

Мама сказала мне дословно следующее.

— Это что такое? Ты что, не знаешь, что в это время на работу уходит наш сосед? Твоего парня могли увидеть выходящим из нашей квартиры. Что о тебе скажут соседи? Кто тебя такую замуж возьмет? 

Я отшутилась, что вообще-то не собираюсь замуж за соседского Игорька, но была озадачена. То есть она не спросила, все ли в порядке. Не поругала за возможную подростковую беременность или за несогласованную ночевку. Ее волновал только вопрос соблюдения «приличий» и что скажут какие-то посторонние люди. После этого момента я окончательно убедилась, что у меня карт-бланш на любые действия при наличии убедительного алиби и отсутствия свидетелей. Ох, и понеслась... 

О чем это говорит? Что если бы реально я жестко вляпалась, я бы разгребала это как-то полулегально или с большими потерями. Потому что перспектива быть задержанной полицией, ввязаться в дурную компанию или рискнуть здоровьем пугала несравненно меньше, чем то, что мои родители узнают, и то, что они могут со мной сделать. Я не боялась незащищенного секса, ЗППП или ВИЧ, потому что это казалось чем-то из области фантастики. Я боялась только пи**юлей, потому что они были куда реальнее. 

Есть люди, которые из подобных историй делают удивительные выводы в духе «надо было еще жестче воспитывать, сдавать да хоть в монастырь и т.д.». Не так это работает. Я знаю достаточно тихих домашних девочек, которым безо всяких ограничений не хотелось никаких приключений, весь пубертат они просидели возле мамы, вышивая чехлы на подушки. Без сарказма — им мое почтение. Но если запреты и страшилки не нужны тем, кому по умолчанию не хочется, и абсолютно не работают с теми, кому очень хочется, стоит задуматься — а не херня ли это? Может, есть более продуктивный способ ведения диалога, реально помогающий уберечь и защитить, а не просто запугать?

Конечно, я не могу предложить 100% рабочего варианта и у меня нет своих детей — наверняка на родительском месте я бы запела по-другому. Но anyway, просто запугивать, не объясняя — контрпродуктивно. Если он/она реально влипнет в проблемы, вы не сможете помочь, потому что вам не скажут.

А что вы думаете о родительских запретах? Были пай-ребенком или тоже нарушали все запреты?

Источник

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Мальчикам и Девочкам

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять