Психология

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Наверное, уже многие слышали этот популярный психологический термин. Выученная беспомощность или в оригинале «learned helplessness». Что означает это понятие? Это приобретенный опыт, который не дает человеку даже попытаться произвести какие-то действия, ведь он заранее твердо уверен, что у него ничего не выйдет.

Примером выученной беспомощности часто приводят опыт с цирковым слоном. Маленького слоненка дрессировщик привязывает за ногу веревкой к колышку, вбитому в землю. Слоненок пытается вырвать колышек и убежать, но сил недостаточно, и в конце концов он оставляет бесполезные попытки. Уже взрослый слон с легкостью мог бы вырвать колышек из земли, но уже выучил, что это невозможно, и даже не пытается убежать, если его привязать за ногу простой веревкой.

Однако, эксперимент со слоном — скорее притча. На самом деле, учеными проводились совсем другие опыты над животными. Не менее интересные и показательные.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Выученная беспомощность — это явление, наблюдаемое как у людей, так и у животных, когда они были вынуждены ожидать боли, страдания или дискомфорта без возможности избежать этого. В конце концов, после достаточной подготовки, животное перестанет пытаться избежать боли вообще, даже если есть возможность по-настоящему избежать ее.

Важно! Когда люди или животные начинают понимать (или верить), что они не контролируют то, что с ними происходит, они начинают думать, чувствовать и действовать, как будто они беспомощны.

Это явление называется выученной беспомощностью, потому что это не врожденная черта. Никто не рождается с верой в то, что они не контролируют то, что с ними происходит, и бесполезно даже пытаться получить контроль. Это усвоенное поведение, обусловленное опытом, в котором субъект либо действительно не контролирует свои обстоятельства, либо просто чувствует, что он не контролирует.

Эксперименты Мартина Селигмана, которые привели к теории

Первые эксперименты, которые легли в основу этой теории, были проведены в конце 1960-х и начале 1970-х годов психологами Мартином Селигманом и Стивеном Майером.

Селигман и Майер в то время работали с собаками и проверяли их реакцию на поражение электрическим током. Некоторые из собак получили удары электрическим током, которые они не могли предсказать или контролировать.

Для этого эксперимента собак помещали в ящик с двумя камерами, разделенными низким барьером. В одной камере был наэлектризованный пол, а в другой — нет.

Когда исследователи поместили собак в коробку и включили наэлектризованный пол, они заметили странную вещь: некоторые собаки даже не пытались перепрыгнуть через низкий барьер на другую сторону.

Для дальнейшего изучения этого явления Селигман и Майер собрали новую партию собак и разделили их на три группы:

  1. Собак в первой группе в течение некоторого времени привязывали к упряжке и не подвергали ударам.
  2. Собаки во второй группе были привязаны к тем же упряжкам, но подвергались ударам током, которых они могли избежать, нажимая на панель своим носом.
  3. Собак в третьей группе помещали в те же упряжки и также подвергали ударам электрическим током, но им не давали возможности избежать их.

Как только эти три группы завершили эту первую экспериментальную манипуляцию, все собаки были помещены (по одной за раз) в коробку с двумя камерами. Собаки из первой и второй групп быстро сообразили, что им нужно всего лишь перепрыгнуть через барьер, чтобы избежать потрясений, но большинство собак из третьей группы даже не пытались их избежать. Основываясь на своем предыдущем опыте, эти собаки пришли к выводу, что они ничего не могли сделать, чтобы избежать шока.

Как только эти результаты были подтверждены на собаках, Селигман и Майер провели аналогичные эксперименты на крысах. Крысы в ​​группе, которые получали удары, которые можно было избежать, могли избегать ударов, нажимая рычаг в коробке, в то время как те, кто получал неизбежные удары, могли нажимать рычаг, но все равно получали удары и не пытались их избежать.

Позже крысы были помещены в коробку и получили удары током. Внутри коробки находился рычаг, который при нажатии позволял крысам избегать ударов.

Опять же, крысы, которые были помещены в неизбежную ударную группу, обычно даже не пытались избежать, в то время как большинству этих крыс в двух других группах удалось избежать.

Крысы, которые не пытались избежать, демонстрировали поведение, которое является классическим для усвоенной беспомощности: даже когда им предоставляется потенциальная возможность избежать боли, они не пытаются ее принять.

Это явление также можно увидеть у слонов. Когда дрессировщик слонов начинает работать со слоненком, используется веревка, чтобы привязать одну из ног слона к стойке. Слон будет бороться часами, даже днями, пытаясь спастись от веревки, но в конце концов он успокоится и примет ситуацию.

Важно! Когда слон подрастет, он станет более чем достаточно сильным, чтобы разорвать веревку, но он даже не попытается — его научили, что любая борьба бесполезна.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Когнитивные теории эмоций (cognitive theories of emotion)

Теории эмоций пытаются объяснить, как вызывается эмоция, какие она производит физиолог. изменения и чем одна эмоция отличается от др. Ответ на первый вопрос отличает когнитивные теории от др. теорий эмоций.

Теоретики всех направлений обычно сходятся в том, что гнев, страх или обе эти эмоции вызываются (возбуждаются) в тех случаях, когда ситуация интерпретируется как раздражающая и/ или опасная. Многие твердо убеждены, что такое возбуждение программируется в НС на протяжении эволюционной предыстории и служит целям выживания вида. По мнению когнитивных психологов, любая эмоция возбуждается получением информ. о чем-то и оцениванием этого. Не вызывает сомнений, что нек-рые оценки оказываются запрограммированными: младенцам нравится все сладкое, что они пробуют на вкус в первый раз. Однако более старшие дети и взрослые оценивают все, с чем они сталкиваются, не только в отношении влияния на их телесное благополучие, но и в плане воздействия на них как на личностей. Ребенок приходит в ярость, когда его дразнят сверстники, а юноша — когда приятели подтрунивают над ним в присутствии девушки. Если эмоции зависят от оценок, то должно быть столько же различных эмоций, сколько оценок. Эмоции можно классифицировать, но они не обязательно должны быть производными друг от друга.

Неудивительно, что когнитивные теории имеют длинную историю. В III в. до н. э. Аристотель в своем трактате «О душе» высказал предположение, что люди и животные способны давать чувственные оценки (благодаря тому, что он называл vis estimativa) вещей как хороших или плохих для них и что эти оценки вызывают эмоцию, удовольствие или неудовольствие. Фома Аквинский в своих «Комментариях на Аристотеля» следовал Аристотелю в этом объяснении возбуждения эмоций.

Декарт утверждал, что все эмоции вызываются непосредственно побуждением к действию «животных духов», или возбуждением врожденных рефлекторных актов, сопровождаемых необходимыми для выживания физиолог. изменениями, — это мнение разделял и Дарвин. Позднее У. Джемс и К. Ланге изменили опирающееся на здравый смысл представление, будто эмоция порождает телесные изменения, на прямо противоположное, утверждая, что телесные изменения — прямой рез-т восприятия возбуждающего объекта, а ощущение нами этих изменений и есть эмоция.

Теория эмоций Джемса — Ланге была безоговорочно принята и вскоре привела к фатальному снижению интереса академических психологов к анализу эмоций.

Между тем заявить, что нек-рые ситуации вызывают врожденные паттерны реакций, вовсе не значит решить проблему. Страх или ярость могут вызывать бегство или нападение, но они все же остаются зависящими от осознания того, что что-то представляет собой угрозу или вызывает раздражение, а это уже оценка, пусть и рудиментарная.

М. Б. Арнольд ввела понятие оценки (appraisal) в академическую психологию. Она определяла эмоцию как «испытываемую склонность к взаимодействию со всем, что интуитивно оценивается как хорошее, или к уклонению от всего, что интуитивно оценивается как плохое для меня здесь и сейчас», к-рая «сопровождается паттерном физиолог. изменений, организованных для специфического акта приближения или удаления». Арнольд различала неск. базовых эмоций как простых реакций на оценку базовых ситуаций: симпатия (любовь), антипатия, желание, отвращение, радость, печаль, бесстрашие, страх, гнев, надежда и отчаяние.

В своей книге «Эмоции и личность» (Emotion and personality) Арнольд показала, что эмоции зависят не только от интуитивной оценки чего-либо как «хорошего или плохого для меня», но тж от спонтанной оценки возможных реакций как подходящих или неподходящих. Что-то угрожающее мне может рассматриваться как нечто, чего трудно избежать, и поэтому вызывать страх, или оно может оцениваться как нечто, что можно предупредить соотв. решительными действиями и победить в ходе дерзкого нападения. Арнольд подчеркивает, что такая интуитивная спонтанная оценка подкрепляется продуманным ценностным суждением по крайней мере у старших детей и взрослых, так же как сенсорное знание дополняется концептуальным знанием. Поскольку мы используем интуитивные и рефлексивные оценки одновременно, даже наши интуитивные суждения, порождающие эмоции, могут подвергаться влиянию воспитания. Т. к. человек един, каждое рефлексивное ценностное суждение будет сопровождаться интуитивной оценкой. Ценностные суждения редко оказываются беспристрастными и объективными: то, что ценится, так или иначе привлекает. Следовательно, эмоции могут подвергаться социализации, влиянию соц. аттитюдов и обычаев.

Как и др. теоретики, стоящие на позициях когнитивизма, Арнольд признает важность физиолог. изменений, к-рые сопровождают эмоцию. Когда эти изменения ощущаются, они, в свою очередь, тоже оцениваются и могут либо усиливать, либо изменять первоначальную эмоцию. Когда чел., испытывающий страх, оценивает учащение пульса как показатель нарушения работы сердца, над его первоначальным чувством страха берет верх чувство страха перед болезнью. По определению, сердечное заболевание ослабляет тело. Отсюда страх, вызванный учащением пульса, диктует оценку того, что, будучи больным, чел. не сможет справиться с данной ситуацией, к-рая еще более усиливает первоначальное чувство страха.

Важные исслед. в области эмоций были проведены Р. Лазарусом и его сотрудниками. Эти ученые сделали оценку краеугольным камнем своей теории эмоции. Лазарус считает, что каждая эмоция основывается на специфическом виде когнитивной оценки, сопровождаемой моторно-поведенческими и физиолог. изменениями. Он различает первичную оценку, вторичную оценку и переоценку. Вторичная оценка — это оценка субъектом своего отношения к конкретному окружению, и потому она ведет к измененной эмоциональной реакции. Переоценка может происходить как простое оценивание значения этого изменившегося отношения к окружению, или она может представлять собой психол. попытку совладать со стрессом. Такая переоценка не обязательно опирается на фактографическую информ. — она может быть попыткой посмотреть на ситуацию с более благоприятной т. зр. Говоря словами Лазаруса, она может быть «защитной переоценкой». Переоценка может тж представлять собой попытку совладания, когда прямое действие невозможно.

Лазарус и др. пришли к выводу, что оценкой ситуации и, следовательно, эмоциональной реакцией испытуемого можно манипулировать в ходе эксперимента. Перед демонстрацией эксперим. группе фильма с жестокими натуралистическими сценами обрезания они зачитывали в одной группе отрывок, в к-ром говорилось о болезненности этой процедуры, в др. группе говорили о том, что снятые в фильме мальчики стремились пройти этот обряд инициации и испытывали чувство гордости от того, что выдержали его. Наконец, третьей группе они давали «интеллектуализированную» информ., в к-рой подчеркивалось антропологическое значение данного ритуала. Наиболее сильное эмоциональное воздействие этот фильм оказал на первую группу, тогда как на эмоции двух др. групп он не оказал существенного влияния.

В то время как влияние когниции на оценку надежно документировано, обосновать необходимость различения между интуитивной и рефлексивной оценкой гораздо труднее. В своей статье «Чувства и мышление: предпочтения не требуют умозаключений» (Feeling and thinking: Preferences need no inferences) P. Б. Зайонц указал на то, что представление о первичности чувств утратило свое значение со времен Вундта. В когн. психол. оно было заменено схемой обработки информ., согласно к-рой аффективная реакция возникает только после соотв. обработки поступающих сигналов. Поэтому осн. работы по когнитивным процессам оставили в стороне аффект или переживание и сконцентрировались исключительно на обработке информ. «Однако, — говорит Зайонц, — аффект… является осн. валютой, имеющей хождение в челов. общении». Следовательно, «чтобы вызвать аффект, об объектах необходимо знать очень мало, фактически иметь минимум информ». При воспоминании, как и при восприятии, аффективная реакция воспроизводится первой. Как замечает Зайонц, из того, что аффект может служить признаком завершения когнитивной активности (в прослушивании шутки, напр.), не следует с необходимостью, что когнитивная активность яв-ся обязательным компонентом аффекта.

Согласно Зайонцу, между аффектом и когницией существует разъединение. Суждения о сходстве и суждения о предпочтении имеют различные измерения (dimensions). В начале XX в. Т. Накашима сообщал в своей работе «Вклад в изучение аффективных процессов» (Contribution to the study of affective processes), что суждения о приятности и неприятности не зависят от сенсорных характеристик и потому не могут опосредоваться ими. Эстетические суждения и предпочтения всех видов не опираются на когнитивный анализ. Эксперим. исслед. показали, что суждения о симпатии и антипатии осуществляются и вспоминаются с большей уверенностью, тогда как суждения о том, что данное стимульное слово яв-ся новым или уже предъявлялось, выносятся с заметной неуверенностью. Отсюда Зайонц делает вывод, что перцептивный процесс, начинающийся с сенсорного опыта, сначала вызывает неосознаваемую аффективную реакцию и затем переходит в распознавание знакомых признаков (тж неосознаваемое), прежде чем начинается их рефлексивная когнитивная обработка.

Т. о., Зайонц указал на слабое место в броне когн. психол. Мышление и рефлексивное суждение, по-видимому, зависят от аффекта в той же степени, как и от сенсорного опыта. Поскольку аффект является осознанным переживанием притяжения/отталкивания, к-рое не генерируется ценностным суждением, он должен вызываться спонтанной (неосознанной) оценкой объектов как хороших или плохих и оценкой реакций как подходящих или неподходящих. Эмоции, к-рые обычно сопровождаются рефлексивными суждениями, могут сами оцениваться как подходящие или неподходящие и изменяться путем др. корректирующих впечатлений, но редко путем рефлексии или убеждения.

См. также Когнитивная сложность, Выученная беспомощность, Нарушения мышления, Бессознательные умозаключения

М. Б. Арнольд

Примеры выученной беспомощности у людей

Эксперименты, которые проводились на людях, дали аналогичные результаты. Хотя реакция человека на такие ситуации может быть более сложной и зависеть от нескольких различных факторов, она все же напоминает реакцию собак, крыс и других животных.

Одно исследование по изученной беспомощности у людей было проведено в 1974 году. В этом исследовании участники были разделены на три группы: одна группа была подвержена громкому и неприятному шуму, но смогла прекратить шум, нажав кнопку четыре раза, вторая группа была подвержена тому же шуму, но кнопка не работала, и третья группа не подвергалась никакому шуму вообще.

Позже все участники были подвергнуты громкому шуму и получили коробку с рычагом, который при манипулировании отключал бы звук. Как и в экспериментах на животных, те, кто не контролировал шум в первой части эксперимента, обычно даже не пытались отключить шум, в то время как остальные участники обычно выясняли, как отключить шум очень быстро.

Селигман и его коллеги предложили, что в результате воздействия на участников ситуаций, в которых у них нет контроля, возникают три недостатка: мотивационный, когнитивный и эмоциональный. Когнитивный дефицит относится к представлению субъекта о том, что его обстоятельства не поддаются контролю. Мотивационный дефицит относится к отсутствию реакции субъекта на потенциальные методы выхода из негативной ситуации. Наконец, эмоциональный дефицит относится к депрессивному состоянию, возникающему, когда субъект находится в негативной ситуации, которую он чувствует не под своим контролем.

Важно! Основываясь на своих исследованиях, Селигман обнаружил важную связь: связь между выученной беспомощностью и депрессией.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Критика бихевиористов и эксперимент Стива Майерса

Бихевиористы, как и следовало ожидать, подвергли эксперимент безжалостной критике. Ведь он опровергал всю стройную систему их школы! И тогда другой молодой ученый, Стив Майерс, решил провести еще один смелый эксперимент. Бихевиористы считали, что собаки оставались сидеть неподвижно, так как их пассивное поведение каким-то образом случайно поощрялось.

Майерс предложил сделать это намеренно, то есть подкреплять пассивное поведение собак и выяснить, какой выбор в итоге они сделают. Собаки были разделены на три группы: в первой ток отключался, если собаки сидели некоторое время неподвижно, во второй собаки не могли никак повлиять на отключение тока, а третья группа была контрольной. На втором этапе повторялся опыт с перегородкой. Таким образом, собаки, обучившиеся сидеть неподвижно, чтобы отключить разряд тока, в соответствии с теорией бихевиоризма, должны были оставаться в боксе и не перепрыгивать через перегородку.

Итак, собаки из «параллельной» группы, которые в первом случае не могли ни на что повлиять, продолжали лежать и в боксе. Собаки из контрольной группы сразу перепрыгивали через перегородку. А вот подопытные из первой группы повели себя очень интересным образом. Вначале они на несколько секунд замерли неподвижно, но, быстро поняв, что это не дает никакого результата, просто перепрыгнули через перегородку. Таким образом, собаки, имеющие опыт контроля над прекращением боли, сохранили способность адаптироваться к ситуации! Это был настоящий переворот в истории психологии.

Но что же стало с собаками, которые выучили, как быть беспомощными? К счастью, их вылечили. Селигман пишет, что ученые «…Стали перетаскивать этих несчастных, сопротивляющихся животных через перегородку камеры туда и обратно, пока они не начали двигаться по собственной инициативе и не обнаружили, что их действия дают результат. Когда они достигали этой стадии, исцеление оказывалось стопроцентно надежным и устойчивым». Так что для собак история закончилась счастливо, что дает надежду и многим людям.

Выученная беспомощность и депрессия

Чтобы понять предполагаемую связь между выученной беспомощностью и депрессией, нам необходимо понять два типа выученной беспомощности, как обрисовано в общих чертах Селигманом и его коллегами.

Всеобщая беспомощность — это чувство беспомощности, когда субъект полагает, что с ситуацией, в которой он находится, ничего нельзя сделать. Он считает, что никто не может облегчить боль.

С другой стороны, личная беспомощность — гораздо более локализованное чувство беспомощности. Субъект может полагать, что другие могут найти решение или избежать боли, но он считает, что он лично не способен найти решение.

Оба типа беспомощности могут привести к состоянию депрессии, но качество этой депрессии может отличаться. Те, кто чувствует себя абсолютно беспомощными, будут стремиться найти внешние причины как своих проблем, так и неспособности их решить, в то время как те, кто чувствует себя беспомощными, будут стремиться найти внутренние причины.

Кроме того, те, кто чувствует себя беспомощными, чаще страдают от низкой самооценки, поскольку считают, что другие могут решить проблемы, которые они считают неспособными решить.

Хотя когнитивный и мотивационный дефициты одинаковы для людей, страдающих как от личной, так и от всеобщей беспомощности, люди, испытывающие личную беспомощность, как правило, имеют больший и более сильный эмоциональный дефицит.

В дополнение к этой дифференциации между типами беспомощности, усвоенная беспомощность может быть обусловлена ​​двумя другими факторами: общностью (глобальная или специфическая) и стабильностью (хроническая или переходная).

Когда человек страдает от глобальной беспомощности, он испытывает негативные последствия в нескольких сферах жизни, а не только в наиболее значимой области. Они также чаще страдают от тяжелой депрессии, чем те, кто испытывает переходную беспомощность.

Кроме того, те, кто страдает хронической беспомощностью (те, кто чувствовал себя беспомощным в течение длительного периода времени), с большей вероятностью будут ощущать последствия депрессивных симптомов, чем те, кто испытывает временную беспомощность (кратковременное и неповторяющееся чувство беспомощности).

Однако депрессия будет варьироваться в зависимости от типа беспомощности. Диапазон депрессивных симптомов будет зависеть от общности и стабильности беспомощности, а любое влияние на самооценку зависит от того, как человек объясняет или приписывает свой опыт (внутренне или внешне).

Эта предлагаемая структура идентифицирует причину по крайней мере одного типа депрессии — то, что происходит от беспомощности — и обеспечивает путь к излечению от нее. Исследователи описали четыре стратегии лечения депрессии, связанной с беспомощностью:

  1. Изменить вероятность результата. Изменить окружающую среду, увеличивая вероятность желаемых событий и уменьшая вероятность негативных событий.
  2. Уменьшите желание к предпочтительным результатам. Это может быть сделано либо уменьшением негативности событий, которые находятся вне контроля индивида, либо снижением желательности событий, которые крайне маловероятны.
  3. Измените ожидания человека от неконтролируемости к управляемости, когда желаемые результаты достижимы. Другими словами, помогите депрессивному человеку понять, когда результаты, которых он желает, фактически находятся под его контролем.
  4. Измените нереалистичные объяснения неудачи на те, которые являются внешними (не из-за какого-то врожденного изъяна в самом депрессивном человеке), преходящими (не хроническими) и специфическими (из-за одной конкретной проблемы, а не из-за более широкой картины проблем). Аналогично, измените нереалистичные объяснения успеха на те, которые являются внутренними (из-за некоторой присущей силе депрессии), стабильными (хроническими) и глобальными (из-за общей компетенции, а не конкретной области компетенции).

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Выученная беспомощность: психологические исследования феномена

Библиотека » Психологические исследования » Синдром выученной беспомощности
© Е.П. Ильин

Фрагмент книги Ильин Е. П. Работа и личность. Трудоголизм, перфекционизм, лень. М.: Питер. 2011

Книга охватывает широкий круг актуальных вопросов, среди которых отношение современных людей к труду, психологические последствия потери работы, особенности личности и выбор вида деятельности, профессиональная деформация личности, психология профессиональных аддикций, трудоголизм, лень и склонность к лени, а также многие другие.

Феномен выученной беспомощности связан с пассивным, неадаптивным поведением человека. Выученная беспомощность (learned helplessness) — это нарушение мотивации в результате пережитой субъектом неподконтрольности ситуации, т.е. независимости результата от прилагаемых усилий («сколько ни старайся, все равно без толку»). Синдром выученной беспомощности был впервые описан американскими психологами Мартином Селигманом и Стивеном Майером (Seligman, Maier, 1967) на основании экспериментов на собаках при их раздражении электрическим током.

Собак, подвергавшихся вначале слабым ударам тока (чего они не могли избежать), помещали затем в другие клетки, где их активность уже могла бы помочь им избежать неприятных воздействий. Однако, вопреки предсказаниям бихевиористской теории научения, собаки не хотели учиться таким, казалось бы, простым вещам и были пассивны. Суть открытия состояла в том, что эта пассивность, или беспомощность, имеет своим источником воспринимаемую животным независимость

результатов (исходов) от его действий (усилий). Опыт убеждал, что их действия никак не влияют на ход событий и не приводят к желательным результатам, что порождало ожидание неподконтрольности результатов собственных действий, ощущение неспособности контролировать события (ситуацию) и соответственно бессмысленность усилий.

Гордеева Т. О. 2006. С. 81.

Затем многочисленные исследования выявили существование этого феномена и у людей. Выученная (обученная) беспомощность привлекла большое внимание исследователей за рубежом (Hanusa, Shulz, 1977; Hiroto, 1974; Human helplessness…, 1980) и др.

Хирото (Hiroto, 1974) повторил эксперимент с воздействием на испытуемых неприятного громкого звука, который можно было прервать, подобрав комбинацию клавиш на пульте управления. По данным Хирото, выявились две крайние группы людей: одна группа (в которую вошел каждый третий) вообще не впадала в состояние выученной беспомощности; другая группа (в нее вошел каждый десятый испытуемый) не пыталась ничего противопоставить нарастающему шуму, испытуемые сидели возле пульта неподвижно, несмотря на то что были обучены тому, как можно прекратить действие звука.

Различают беспомощность ситуативную и личностную.

Ситуативная беспомощность

— это временная реакция на те или иные не подконтрольные человеку события.

Личностная беспомощность

— это устойчивая мотивационная характеристика человека, формирующаяся в процессе развития под влиянием взаимоотношений с окружающими (Циринг Д. А., 2005). Личностная беспомощность проявляется в замкнутости, эмоциональной неустойчивости, возбудимости, робости, пессимистичности мировосприятия, склонности к чувству вины, более низкой самооценке и низком уровне притязаний, равнодушии, пассивности, отсутствии креативности.

Все наверняка помнят себя маленькими, когда хотелось что-то сделать самому. Глядя на наши неуклюжие попытки, взрослые, вместо того чтобы помочь, показать как надо, недовольно ворчали, пресекали наши самостоятельные действия. Давая по рукам, они отбирали у нас возможность получать удовольствие от сознания чего-то своего. За нас услужливо убирали игрушки, постель, одевали и обували, выполняли любую работу, лишь бы мы не занимали их драгоценное время. И постепенно мы понимали: не стоит напрягаться, чтобы лишний раз услышать, что мы делаем все не так, как надо.

Лукьянова А. И. 2010. С. 171.

Селигман отмечает, что выученная беспомощность формируется к восьми годам и отражает веру человека в степень эффективности его действий. Он указывает на три источника формирования беспомощности:

  1. Опыт переживания неблагоприятных событий, т.е. отсутствие возможности контролировать события собственной жизни; при этом приобретенный в одной ситуации отрицательный опыт начинает переноситься и на другие ситуации, когда возможность контроля реально существует. К неконтролируемым событиям Селигман относил обиды, наносимые родителями (можно добавить — и учителями и воспитателями детских учреждений), смерть любимого человека и животного, серьезную болезнь, развод родителей или скандалы, потерю работы;
  2. Опыт наблюдения беспомощных людей (например, телевизионные сюжеты о беззащитных жертвах);
  3. Отсутствие самостоятельности в детстве, готовность родителей все делать вместо ребенка.

Относительная устойчивость выученной беспомощности подтверждена Ф. Финхам с соавторами (Fincham et al., 1989) и М. Бернс и М. Селигманом (Burns, Seligman, 1989), причем последние из названных авторов считают, что беспомощность остается на всю жизнь.

Выученная беспомощность характеризуется проявлением дефицита в трех областях — мотивационной, когнитивной и эмоциональной. Мотивационный дефицит проявляется в неспособности действовать, активно вмешиваясь в ситуацию, когнитивный — в неспособности впоследствии обучаться тому, что в аналогичных ситуациях действие может оказаться вполне эффективным, и эмоциональный — в подавленном или даже депрессивном состоянии, возникающем из-за бесплодности собственных действий.

Гордеева Т. О. 2006. С. 93.

В дальнейшем свой бихевиоральный подход к выученной беспомощности Селигман переформулировал в когнитивно-бихевиоральный. При этом он исходил из взглядов Б. Вайнера (Weiner et al., 1971), показавшего, что настойчивость субъекта перед лицом неудачи зависит от того, как он интерпретирует эту переживаемую неудачу — просто как результат недостатка своих усилий или как результат обстоятельств, над которыми он не имеет власти или контроля. Селигман с коллегами (Abramson, Seligman, Teasdale, 1978) распространили эти взгляды на объяснение того, почему одни люди впадают в беспомощность, а другие нет. Это зависит от того, какой стиль объяснения неудачи имеется у человека — оптимистический или пессимистический.

Важнейшую роль в формировании выученной беспомощности на ранних этапах онтогенеза играет семья (Циринг Д. А., Савельева С. А., 2007; Циринг Д. А., 2009).

У родителей детей с личностной беспомощностью и у родителей самостоятельных детей были обнаружены значимые различия в стилях воспитания.

Родители беспомощных детей в большей степени склонны проявлять неустойчивость стиля воспитания. Кроме того, очевидно, что влияние материнского и отцовского стилей воспитания на формирование личностной беспомощности и самостоятельности существенно различается. Матери беспомощных детей больше склонны к потворствованию, чем матери самостоятельных, чаще стремятся к максимальному и некритичному удовлетворению любых потребностей ребенка, превращая его желание в закон, а необходимость этого стиля воспитания аргументируют исключительностью ребенка, желанием дать то, чего они были лишены сами, отсутствием в семье отца. У детей с беспомощностью отцы, наоборот, менее склонны к некритичному удовлетворению любых потребностей ребенка, чем отцы самостоятельных детей. Можно предположить, что отцовское потворствование воспринимается ребенком как поощряющее самостоятельность, тогда как материнское — как подавляющее ее. По сравнению с матерями самостоятельных детей матери беспомощных детей в большей мере проявляют гиперпротекцию, уделяют ребенку чрезмерно много времени, сил и внимания, и его воспитание чаще становится самым важным делом в их жизни, они склонны также к чрезмерным требованиям-запретам (доминированию), а отцы этих детей, с одной стороны, не устанавливают четких границ и требований к поведению ребенка, закрепляют за ним слишком мало обязанностей, не привлекают его к домашним делам, а с другой — склонны к чрезмерности санкций (жесткому стилю воспитания), т. е. они чаще чрезмерно реагируют даже на незначительные нарушения поведения, больше привержены к строгим наказаниям за невыполнение семейных требований, убеждены в полезности для детей максимальной строгости <�…>

И матерям, и отцам беспомощных детей свойственна проекция на ребенка собственных нежелательных качеств. Родитель в этом случае склонен видеть в ребенке те черты, наличие которых не хочет признавать в самом себе. Родитель ведет борьбу с этими качествами ребенка, как реальными, так и мнимыми, извлекая из этого эмоциональную выгоду для себя. Ребенку навязываются всякие негативные роли, и это позволяет отцу или матери верить в то, что у них самих этих качеств нет. Родители демонстрируют подспудную уверенность, что ребенок «неисправим», что он «по натуре» такой. <�…> Ребенок, в свою очередь, может прикладывать усилия к тому, чтобы «исправиться», но поскольку отец и мать уверены (и демонстрируют это ему) в том, что измениться он не может, то реакция родителей на любой вариант его поведения остается той же. Таким образом, ребенок не может ощутить контроль над происходящим, что является важнейшей предпосылкой формирования беспомощности.

Кроме того, отцам беспомощных детей в большей степени свойственно предпочтение в ребенке детских качеств. Дети становятся беспомощными у отцов, которые в большей степени склонны создавать роль «маленького ребенка». Такие отцы больше поощряют у своих детей сохранение детских качеств (непосредственность, наивность, игривость), они испытывают страх или нежелание взросления детей, воспринимают взросление скорее как несчастье. Отношение к ребенку как к «маленькому» снижает уровень требований к нему. Ребенок не получает в достаточной мере опыта преодоления трудностей, ответственности, активного влияния на ситуацию. <�…>

Беспомощность формируется у детей, чьи отцы имеют менее развитые отцовские чувства. Этой категории отцов беспомощных детей свойствен поверхностный интерес к делам детей, нежелание общаться с ними.

Циринг Д. А. 2009. С. 25–26.

По данным И. О. Девятовской (2005), формированию выученной беспомощности у менеджеров способствовал высокий уровень мотивации к избеганию неудач (это совпадает с данными Н. Боровской в отношении ленивых) и контроль за действием по типу ориентации на состояние (по Ю. Кулю). Способствует формированию выученной беспомощности у сотрудников авторитарный стиль руководства шефа.

© Е.П. Ильин. Работа и личность. Трудоголизм, перфекционизм, лень. М.: Питер. 2011 © Публикуется с разрешения издательства.

С чем может быть связана беспомощность?

Выученная беспомощность, что неудивительно, связана со многими негативными особенностями, включая:

  1. Возраст: чем старше человек, тем больше у него шансов изменить или потерять свои роли.
  2. Особенно стресс, связанный с бедностью.
  3. Тревога и беспокойство, особенно в отношении тестов для студентов.
  4. Больший негативный ответ на ожидаемую боль.

Выученная беспомощность не только часто ассоциируется с другими негативными условиями, но также, вызывает множество негативных последствий, в том числе:

  1. Негативные симптомы, а также негативные эмоции по поводу болезни.
  2. Неадаптивный перфекционизм.
  3. Выгорание или эмоциональное истощение и цинизм.
  4. Обострение депрессии, тревоги, фобий, застенчивости и одиночества у тех, кто уже страдает.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Самозащита и саморазвитие

«Как я могу вылечить себя от такого же «синдрома выученной беспомощности» ??? У меня было много очень похожих ситуаций»

— такой запрос пришел мне в «личку».

Прежде чем отвечать, выясним, о чем идет речь:

«Выученная беспомощность (англ. learned helplessness), также приобретённая или заученная беспомощность — состояние человека или животного, при котором индивид не предпринимает попыток к улучшению своего состояния (не пытается избежать отрицательных стимулов или получить положительные), хотя имеет такую возможность.

Появляется, как правило, после нескольких неудачных попыток воздействовать на отрицательные обстоятельства среды (или избежать их) и характеризуется пассивностью, отказом от действия, нежеланием менять враждебную среду или избегать её, даже когда появляется такая возможность. У людей, согласно ряду исследований, сопровождается потерей чувства свободы и контроля, неверием в возможность изменений и в собственные силы, подавленностью, депрессией и даже ускорением наступления смерти. Феномен открыт американским психологом Мартином Селигманом в 1967 году». Взято из Вики

В данном случае речь шла о школьных годах, издевательствах со стороны одноклассников. Явление это у нас частое, говорю, как тренер, имеющий успешный опыт работы с детьми.

Я не стану давать конкретных рекомендаций по Интернету, человеку, которого не видел, но есть ряд общих советов. Они могут показаться банальными, но банальность часто лучше всего работает. Просто нужен нудный и кропотливый труд, а мы этого не любим.

Итак:

  1. Полечиться у хорошего остеопата. Дело в том, что любой стресс отражается на телесном уровне. «Тело и сознание – части одной системы». Это идет с глубочайшей древности. В те времена стресс – это к примеру нападение тигра или иерархический бой с соплеменником. Поэтому при стрессе мышцы напрягаются и происходит ряд биохимических реакций в организме. Но в древности это напряжение находило свой выход: либо ты дрался, либо убегал. В наше время это зачастую невозможно. Не будешь же ты драться или убегать при общении с коллегой-соперником в офисе? Поэтому напряжение остается в мышцах. Особенно, если стресс был сильным. При повторении ситуации напряжение становится хроническим и превращается в зажимы (мышечные блоки). Они забирают много энергии, лишают человека пластичности и эстетически портят его образ. Есть и конкретные зажимы, связанные со страхом. Например, задранные плечи (хронически напряженная трапециевидная мышца). Это инстинктивная реакция на испуг, когда ты как бы пытаешься защитить голову, поднимая плечи – как черепаха прячет голову в панцирь. Поэтому если ребенка напугали в детстве, у него может возникнуть такой зажим, а с годами он будет усугубляться. Еще одно искажение тела из-за стрессов и испуга – сутулость. Это тоже вещь во многом психологическая. Например, сутулый человек смотрит в землю потому что боится смотреть в глаза окружающим – чтобы не вызвать их агрессии. Либо он так делает потому что ему часто грустно (есть даже такое выражение «повесить голову»). Со временем это перерастает в привычку, а в юном возрасте скелет обычно более гибок и сначала принимает такое положение, а потом, закостеневая, сохраняет его. (Более подробно об этом можно почитать в книгах того же Вильгельма Райха.) Остеопат это все исправит и человек ощутит также и внутренние изменения. С уходом зажимов к нему вернутся естественные человеческие легкость, ловкость, энергичность – а там и до бодрости и веселья рукой подать. Психологов, к сожалению, рекомендовать не могу – по-моему в наше время эта наука себя полностью дискредитировала. Стоит только читать книги классиков 20-го века. В них много полезного.
  2. Заниматься единоборствами. Единоборства дают уверенность в себе. Если есть какие-то проблемы со здоровьем или «страх ударов» (фобия, которая тоже лечится), можно пойти на борьбу. Например, на модное нынче БДД (бразильское джиу-джитсу). Там нет ударов, тренировки не идут на износ, к тому же можно научиться вполне прикладным вещам типа прохода за спину противника. Если уж инвалиды занимаются борьбой, то просто закомплексованный, зажатый человек тем более должен это делать. Если, конечно, хочет вылезти из своей вязкой трясины. Еще момент – надо найти группу и тренера, с которыми будет комфортно заниматься. Но надо также быть готовым к тому, что вначале не все будет получаться. Где-то будут какие-то критические замечания, может даже смешки. Надо заранее настроиться на то, чтобы отметать все это. Просто поставить себе цель отходить минимум год и все. При этом, если в какой-то момент бросишь занятия, не кори себя и не терзай. Просто отдохни и снова продолжай заниматься. Поверь, что уже через год регулярных тренировок минимум по 2 раза в неделю ты изменишься достаточно сильно.
  3. Улучшать социальный статус. В нашем мире основная масса смотрит только на внешние признаки успеха. Хочешь ты того или нет. Поэтому повышение финансового уровня автоматом привлечет к тебе уважение со стороны окружающих. В том числе девушек. Надо быть также готовым к тому, что такой «рост над собой» потребует не одного года труда… Конечно, это очень неприятно, потому что кому-то повезло больше – его воспитывали правильно, и он избежал всех этих проблем. В то время как ты должен вкалывать, чтобы наработать те качества характера, которые кому-то даются с рождения. Но иного выхода нет. Лучше реализоваться в 50 лет, чем не реализоваться вовсе.

Поэтому развивайся и помни, что движение – жизнь. Отдых – это нормально и даже необходимо, чтобы не загнать себя, но остановка опасна. Можно выпасть на обочину жизни. Действуй. То, что лучше ошибиться, но сделать, чем просто сидеть на месте – правда. Мир равнодушен и если ты не будешь стараться, то жизнь пройдет мимо. Не сразу, но ты найдешь свой ритм движения в этом мире. Поспешай не торопясь. Успехов!
Facebook Comments

Выученная беспомощность в образовании

Тема выученной беспомощности поднимается довольно часто в сфере образования. Весьма интересен вопрос о том, как ранний академический провал или низкая академическая самооценка могут повлиять на дальнейший успех, и как можно повлиять на отношения, чтобы повысить шансы на успех.

Изученная беспомощность у учеников создает порочный круг. Те, кто чувствуют, что не могут добиться успеха, вряд ли будут прилагать много усилий к учебной работе, что снижает их шансы на успех, приводя к еще меньшей мотивации и усилиям.

Этот порочный цикл может завершиться тем, что у ученика практически нет мотивации для изучения предмета и нет компетенции в этом предмете. Хуже того, это может привести к более общему чувству беспомощности, при котором ученик не верит в свои способности и не имеет мотивации изучать какой-либо предмет в школе.

Причины, по которым ученики объясняют свои неудачи или успехи, имеют решающее значение. Если ученик считает, что он потерпел неудачу, потому что учитель ненавидит его или он просто глуп, он обвиняет факторы, которые ему не подвластны и, вероятно, разовьют чувство беспомощности. Если ученик считает, что он потерпел неудачу из-за того, что не учился достаточно усердно, он обвиняет факторы, которые находятся под его контролем, что с гораздо меньшей вероятностью приведет к общему ощущению беспомощности.

К счастью, есть несколько стратегий, которые могут помешать ученикам научиться быть беспомощными, в том числе:

  1. Учителям необходимо давать похвалу и поддержку на основе способностей ученика (например, «Вы хорошо разбираетесь в математике» или «У вас есть навык к этому предмету»), чтобы помочь им поверить, что они хороши в этих заданиях или предметах.
  2. Учителям необходимо давать похвалу и поддержку на основе усилий учащегося (например, «Ваши часы тяжелой работы окупились в этом тесте!»), чтобы помочь им поверить, что их усилия будут иметь значение.
  3. Работать над индивидуальным установлением целей со учениками, чтобы помочь им понять, что цели могут быть достигнуты и что результаты часто находятся в пределах их сферы влияния.

Существует несколько очень важных стратегий для учителей и родителей:

  1. Курировать и создавать учебные ресурсы, чтобы помочь ученикам освоиться с незнанием ответа и поиском ответа в нужных местах.
  2. Используйте вопросы для обучения (например, используйте вопросы, которые побуждают ученика думать о своих собственных моделях обучения, а не просто думать о том, что он знает).
  3. Не давайте ученикам ответы. Вместо этого помогите им изучить его в своем собственном темпе и с помощью своих собственных методов — они с большей вероятностью запомнят это таким образом!
  4. Позвольте им потерпеть неудачу. Неудача и повторная попытка жизненно важны — до тех пор, пока вы поддерживаете их, когда они терпят неудачу.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Альтернативный взгляд

Выученная беспомощность состояние, при котором, имея возможность покинуть среду с неблагоприятными условиями, индивидуум не проявляет активности, не стремится избежать негативных влияний и остаётся во враждебной среде, смирившись с ней.

Данная форма беспомощности формируется после неудачных безрезультатных попыток как-либо повлиять на негативные факторы или миновать их воздействия.

Выученная беспомощность состояние, при котором, имея возможность покинуть среду с неблагоприятными условиями, индивидуум не проявляет активности, не стремится избежать негативных влияний и остаётся во враждебной среде, смирившись с ней.

У людей состояние провоцируется следующими явлениями:

  • чувство лишение контроля;
  • ощущение утраты свободы;
  • подавленность;
  • депрессивные состояния;
  • отсутствие веры в свои силы;
  • отсутствие веры в то, что ситуация может измениться;
  • ускорение наступления смерти.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Выученная беспомощность в учебе

Внешний локус. Если студент считает, что он потерпел неудачу, потому что учитель ненавидит его или он просто глуп, он обвиняет факторы, которые не находятся под его контролем. Вероятность того, что проявится синдром выученной беспомощности вырастает.

Внутренней локус. Если студент считает, что он потерпел неудачу, потому что недостаточно училась, он обвиняет факторы, которые находятся под его контролем, что гораздо менее вероятно приведет к чувству беспомощности связанной с учебой.

Рекламное видео:
Первые сведения о выученной беспомощности

Первые данные о феномене были зафиксированы в 1964 году американским исследователем в области психологии Мартином Селигманом в ходе серии экспериментальных работ с собаками. Целью исследователя было, основываясь на схеме классического обуславливания И. П. Павлова, создать у животных условный рефлекс страха на звуковые сигналы. Во время опыта находившиеся в запертой клетке собаки сначала слышали звук, а затем получали ощутимый удар электрического тока.

Совершив несколько опытов, исследователи открыли клетки. Предполагалось, что, вновь заслышав предвещающий болезненные ощущения звук, испытуемые разбегутся. Однако свободные в действии животные не пытались покинуть враждебную среду, а, скуля, ложились в ожидание удара. Поведение испытуемых говорило их боязни.

Исходя из результатов эксперимента, Селигман предположил, что подобное поведение собак являлось результатом нескольких неудачных попыток покинуть клетку, когда та ещё была закрыта. Животные привыкли к состоянию беспомощности.

Ещё один эксперимент над собаками

В 1967 году для проверки своей теории Мартин Селигман провёл специальный эксперимент. В качестве испытуемых также были выбраны собаки, а в качестве подкрепления страха – удар напряжением. В опыте принимали участие три группы животных.

  1. Первой группе собак было позволено отключить вызывающую электрический удар систему. Для этого было необходимо коснуться носом специальной панели. Так испытуемые получали контроль над ситуацией.
  2. У животных второй группы не было возможности что-либо изменить, они оказались в полной зависимости от собак первой группы. Находящееся во второй группе испытуемое не получало удара только в том случае, если питание системы отключало животное из первой группы.
  3. К контрольной третьей группе разряд электрического тока не подавался.

После некоторого времени первые две группы получали удары идентичные и по силе, и по продолжительности. Разница была лишь в том, что за время эксперимента животные из второй группы могли удостовериться в своей беспомощности и неспособности влиять на происходящее.

На заключительном этапе исследований все участвующие в опытах животные были помещены в общий ящик. Чтобы избежать негативного влияния собакам требовалось лишь перепрыгнуть легко преодолимую перегородку. Испытуемые из первой и третьей группы без проблем покидали неблагоприятную среду. А животные, ранее находившиеся в состоянии полной беспомощности (вторая группа), метались по ящику, ложились и выдерживали всё мощнее удары .

В ходе работ Мартин Селигман пришёл к выводу, что состояние беспомощности вызывается не самими неприятностями, а привыканием индивидуума к тому, что его активность ничего не меняет и на возникновение негативных факторов невозможно повлиять. Также учёный установил, что с синдромом выученной беспомощности тесно связана клиническая депрессия.

В 1976 году автор экспериментов был премирован Американской психологической ассоциацией.

Подробности исследований Мартина Селигмана были опубликованы в журналах «Journal of Personality and Social Psychology» и «Journal of Experimental Psychology».

Эксперименты на людях

На людях схожий эксперимент был поставлен американским психологом Дональдом Хирото в 1974 году. В ходе работы участники опыта были поделены на 3 группы, которые оказалась в разных условиях, связанных с неприятным звуком.

Первая и вторая группы были помещены в раздельные комнаты с отталкивающим звуком. Первой группе была дана возможность его отключить, а у второй группы такой возможности не было. Третья группа являлась контрольной и воздействие звуком на неё не оказывалось.

Когда все участники эксперимента были переведены в помещение, где любой мог устранить раздражающий звуковой сигнал, представители первой группы немедленно его отключали, а участники из второй группы даже не пытались этого сделать, так как находились в состоянии выученной беспомощности. (Donald S. Hiroto and Martin E. P. Seligman (1975)

Эксперимент в доме престарелых, 1976 год

Изучением того, как ощущение беспомощности воздействует на эмоциональное и физическое здоровье человека занимались психолог Эллен Джейн Лангер и её коллега Джудит Роден. В качестве испытуемых были выбраны клиенты дома Арден-Хауз для пожилых.

В опыте принимали участие две группы пожилых лиц:

  1. Экспериментальную группу составили жильцы четвёртого этажа дома, 47 человек.
  2. Контрольную группу составили жильцы второго этажа дома, 44 человека.

В ходе исследований были созданы 2 типа экспериментальных условий:

  1. Обитатели четвёртого этажа получили инструкцию, согласно которой на них возлагалась дополнительная ответственность за жизнь, за выбор условий содержания, за совершение своих действий. В качестве подарка пенсионеры могли выбрать понравившееся растение (из общего ящика), за которым могли бы ухаживать так, как посчитали бы нужным. Испытуемым также предложили определиться, хотят ли они посмотреть кино и в какой день желали бы это сделать. Инструкция позволяла выбирать и контролировать ситуацию.
  2. Обитатели второго этажа были заверены в том, что о состоянии их комнат позаботится персонал учреждения. Работники дома взяли на себя полную ответственность за то, чтобы сделать условия пребывания пожилых как можно лучше. Согласно инструкции, подопечные могли полностью рассчитывать на помощь персонала. Каждому участнику эксперимента был вручён подарок – цветок. Уход за растением также был поручен медработникам. В общем условия пребывания оставались такими, как и прежде – всё контролировались руководством учреждения.

Через 3 недели жильцы дома получили опросники, выявляющие, насколько испытуемые довольны своей жизнью. Персонал был опрошен об общей активности, коммуникабельности, питании пациентов, об изменениях в их привычках и состоянии здоровья.

Также выяснялось, кто из пожилых выразил желание посмотреть кино и согласился посоревноваться в угадывании количества конфет в банке.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Итоги:

Средние оценки жильцов второго этажа (контрольная группа):

  1. Уровень счастья: -0,12
  2. Изменение состояния пациентов: -2,39
  3. Пассивное наблюдение за персоналом: +4,64

Средние оценки жильцов четвёрного этажа (экспериментальная группа):

  1. Уровень счастья: +0,28
  2. Изменение состояния пациентов: +3,97
  3. Пассивное наблюдение за персоналом: -2,14

Спустя шесть месяцев в доме для пожилых Арден-Хауз был проведён ещё один опрос. Выяснилось, что представители экспериментальной группы по-прежнему чувствуют себя значительно лучше. Общая средняя оценка их состояния оказалась 352,33. Оценка второй группы составила 262,00. Также стало известно, что среди членов экспериментальной группы ниже смертность (15% против 30% у контрольной группы).

Результаты исследований мотивировали администрацию учреждения пересмотреть привычную организацию опеки над престарелыми. Пациентам было дано больше возможности принимать участие в организации своей жизни.

Выученная беспомощность в отношениях и домашнем насилии

В дополнение к образованию, люди, сосредоточенные на домашнем насилии, часто получают выученную беспомощность. Это часто наблюдается в отношениях и у жертв домашнего насилия.

Фактически, это явление помогло нам найти ответы на некоторые вопросы, которые люди задают о жертвах, которые остаются с обидчиками, такие как:

  1. Почему они не сказали кому-то?
  2. Почему они не пытались получить помощь?
  3. Почему они просто не ушли?

Важно! Трудно объяснить влияние жестокого обращения на поведение жертвы. В конце концов, наблюдатели могут подумать, что не имеет смысла, оставаться с кем-то, кто причиняет им боль.

Тем не менее, в случаях бытового насилия и жестокого обращения, обидчики часто применяют серию «электрических ударов» (то есть формы насилия, которому они подвергают своих жертв), чтобы акклиматизировать жертв насилия и учить их, что они не имеют контроля над ситуация. Насильники сохраняют полный контроль, а жертвы понимают, что они беспомощны в своих обстоятельствах.

В таких случаях легко увидеть, как жестокое обращение может привести к выученной беспомощности, которая впоследствии может привести к отсутствию мотивации по спасению со стороны жертвы. Так же, как собаки в экспериментах Селигмана и Майера узнали, что независимо от того, что они сделали, они будут шокированы, жертвы домашнего насилия и жестокого обращения узнают, что независимо от того, что они делают, они всегда останутся бессильными и под контролем насильников.

Важно! Эти восприятия невероятно трудно изменить, часто требуятся интенсивная терапия и поддержка.

На основе приобретенной беспомощности была разработана специальная теория для жертв домашнего насилия, которая называется теорией циклического насилия, цикла, который иногда называют синдромом избитых женщин. В этой теории отношения, в которых произошло бытовое насилие, вероятно, будут постоянно включать в себя насилие, которое проявляется в предсказуемой и повторяющейся схеме.

Этот шаблон обычно следует этой структуре:

  1. Этап первый: период нарастания напряженности, в котором обидчик начинает злиться, коммуникация нарушается, и жертва чувствует необходимость уступить обидчику и подчиниться ему.
  2. Этап второй: период отыгрыша, в котором происходит злоупотребление.
  3. Этап третий: период медового месяца, в течение которого обидчик может извиниться, проявить раскаяние. Обидчик может также пообещать никогда больше не злоупотреблять жертвой или, в качестве альтернативы, обвинять жертву в том, что она спровоцировала насилие.
  4. Этап четвертый: спокойный период, когда насилие прекращается, обидчик ведет себя так, как будто его никогда не было, и жертва может начать верить, что насилие прекратилось, и обидчик изменится.

С этой точки зрения неудивительно, что многие жертвы домашнего насилия приобретают научную беспомощность. Когда они подвергаются насилию в непрерывном цикле, независимо от того, что они делают, они, вероятно, чувствуют себя совершенно беспомощными и неспособными избежать насилия.

Теория циклического насилия предполагает, что жертвы насилия не только чувствуют себя беспомощными, но и:

  1. Повторно переживают избиение.
  2. Пытаются избежать психологического воздействия избиения, избегая действий, людей и эмоций.
  3. Испытывают гиперактивность или гипервизилизацию.
  4. Разрыв межличностных отношений.
  5. Испытывают соматические проблемы.

Важно! Совершенно очевидно, что усвоенная беспомощность является серьезной и неотложной проблемой для жертв бытового насилия и других злоупотреблений. К счастью, есть несколько способов лечения выученной беспомощности.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Выученная безпомощность

Выученная безпомощность. Мартин Селигман, основатель теории выученной безпомощности, в 1964 году, наблюдал эксперимент, который заложил основу его теории, дающий объяснение неуверенности в себе и безпомощности. Это его наблюдение тем более весомо, что все выводы, которые привели, в конце концов, к возникновению стройной теории, детальным образом обоснованы и проверены в многочисленных экспериментах.

Он оказался в одной из известных психологических лабораторий Пенсильванского университета. Руководитель лаборатории — Ричард Соломон в то время проводил серию экспериментов над собаками по схеме классического условного рефлекса И.П.Павлова. Идея эксперимента состояла в том, чтобы сформировать у собак условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого их, вслед за громким звуком, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока.

Предполагалось, что спустя некоторое время собаки будут реагировать на звук также, как они раньше реагировали на электрошок — будут выскакивать из ящика и убегать. Но собаки этого не делали! Они не совершали элементарных действий, на которые способна буквально любая собака! Вместо того, чтобы выпрыгнуть из ящика, собаки ложились на пол и скулили, не совершая никаких попыток избежать неприятностей!

Селигман предположил, что причина может состоять в том, что в ходе самого эксперимента собаки не имели физической возможности избежать электрошока — и привыкли к его неизбежности. Собаки научились безпомощности. Селигман решил использовать павловскую схему для того, чтобы экспериментально изучить природу безпомощности, понять причины её возникновения, и, таким образом, найти пути её преодоления. Вместе с другим молодым аспирантом — Стивеном Майером — он разработал схему эксперимента, названного им триадным, предполагавшим участие трёх групп животных.

Первой группе предоставлялась возможность избежать болевого воздействия. Нажав на панель носом, собака этой группы могла отключить питание системы, вызывающей шок. Таким образом, она была в состоянии контролировать ситуацию, её, реакция имела значение.

Шоковое устройство второй группы было «завязано» на систему первой группы. Эти собаки получали тот же шок, что и собаки первой группы, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие на собаку второй группы прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала «завязанная» с ней собака первой группы. Третья группа шока вообще не получала.

Таким образом, две группы собак подвергались действию электрошока равной интенсивности в равной степени, и в абсолютно одинаковое время. Единственное различие состояло в том, что одни из них могли легко прекратить неприятное воздействие, другие же имели возможность убедиться в безрезультативности своих попыток как-то влиять на неприятности. С третьей группой собак ничего не делали. Это была контрольная группа.

После такого рода «тренировки» все три группы собак были помещены в ящик с перегородкой, через которую любая из них могла легко перепрыгнуть, и таким образом избавиться от электрошока. Именно так и поступали собаки из группы, имевшей возможность контролировать шок. Легко перепрыгивая через барьер собаки контрольной группы. Собаки с опытом неконтролируемости неприятностей жалобно скулили, метались по ящику, затем ложились на дно и, поскуливая, переносили удары током всё большей и большей силы.

Из этого Селигман и его товарищ сделали вывод, что безпомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт неконтролируемости этих событий. Живое существо становится безпомощным, если оно привыкает к тому, что от его активных действий ничего не зависит, что неприятности происходят сами по себе и на их возникновение влиять никак нельзя.

Не секрет, что возможность непосредственного применения результатов, полученных на животных, к объяснению особенностей поведения человека до сих пор вызывает большие сомнения. Конечно, эти сомнения возникли и у Селигмана, и у его коллег — психологов. Дональд Хирото, молодой американский психолог, в 1971 году попытался проверить, работает ли механизм, обнаруженный Селигманом, у людей.

Хирото придумал следующую схему эксперимента. Сначала он предложил трём группам испытуемых обнаружить комбинацию кнопок, нажатие которых будет отключать громкий раздражающий звук. У одной группы такая возможность была — искомая комбинация существовала. У другой же группы кнопки были просто отключены. Какие бы комбинации они не нажимали — неприятный звук не прекращался. Третья группа вообще не участвовала в первой части эксперимента.

Затем испытуемых направляли в другую комнату, где стоял специально оборудованный ящик. Испытуемые должны были положить в него руку, и когда рука прикасалась ко дну ящика, раздавался противный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки — звук прекращался.

Эксперименты Хирото доказали две важные вещи. Было установлено, что люди, имевшие возможность отключать неприятный звук, выключали его и во второй серии экспериментов. Они не желали с ним мириться и быстро обнаруживали способ прекратить неприятные ощущения. Так же поступали люди из группы, не участвовавшие в первой серии. Те же, кто в первой серии испытал безпомощность, переносили эту приобретённую безпомощность в новую ситуацию. Они даже не пытались выключить звук — просто сидели и ждали, когда всё кончится.

Два важных факта состояли в том, что у людей существует уже установленный на животных механизм возникновения безпомощности, и что безпомощность легко переносится на другие ситуации. Однако, оставался один факт, который пока не имел объяснения. В экспериментах Хирото получалось так, что при помощи неустранимого шока не удавалось сделать безпомощными примерно треть испытуемых. Создавалось такое впечатление, что люди из этой трети каким-то образом умеют противостоять безпомощности, несмотря на опыт неконтролируемости событий. Так как эти эксперименты проводились в США, то можно предположить, что к этой трети относились люди с сильными славянскими корнями.

Одно из самых значительных открытий Селигмана и его сотрудников состоит в том, что первоначально в экспериментах над животными, а потом и на человеке, было установлено, что безпомощность влияет и на активность иммунной системы человека, на способность организма противостоять болезням, а значит — и на долголетие. То, как это было доказано, может служить одним из примеров строгих с научной точки зрения экспериментов в психологии.

Эксперименты по изучению влияния безпомощности на иммунитет были проведены Мадлон Висинтейнер на классических лабораторных животных — на крысах — с использованием достаточно строгого теста, используемого в иммунологии. Всем крысам привили некоторое количество раковых клеток. Это количество было специально подобрано таким образом, что при нормальных условиях должны были выжить 50 процентов крыс. Затем всех крыс разделили на 3 группы первые получали умеренный шок, которого можно было избежать, вторая группа получала неконтролируемый неизбежный шок, третья группа вообще не получала никакого шока.

Поскольку речь шла о физическом здоровье, в эксперименте тщательно контролировались все возможные физические переменные (сила и продолжительность тока, условия питания и гигиены и т.д.). Единственное различие между группами отстояла в наличии или отсутствии выученной безпомощности. Третья, контрольная группа служила для проверки точности дозировки в иммунологической части эксперимента. Смертность в этой контрольной группе составила обычную для теста пропорцию 50 на 50.

В двух других группах данные были иные. Среди «безпомощных» крыс умерло 73% особей. Было доказано, что выученная безпомощность может влиять на иммунитет — сопротивляемость организма деятельности болезнетворных клеток. Но ещё более удивительная вещь произошла в группе, в которой крысы научились сами останавливать действие электрического тока. Смертность в этой группе составила всего 30%! Меньше, чем в группе, которая ни с какими неприятностями не сталкивалась!

Примерно в одно время с работой Мадлон двое канадских исследователей, Ларри Склар и Хайми Анисман, пришли к тем же выводам, используя в качестве лабораторных животных мышей, а не крыс, и измеряя скорость роста опухоли, а не смертность. Дальше проверять однозначно установленные факты смысла не было. Имело смысл попытаться установить, имеет ли место та же самая закономерность у людей. Конечно, в этом случае прививать рак учёные не стали. Эллен Лангер и Джуди Роден нашли способ оценить влияние безпомощности на продолжительность жизни человека.

Они работали с людьми (преклонного возраста в частной лечебнице и имели возможность кое-что изменить в жизни пожилых людей. На двух разных этажах они дали старикам две почти одинаковые инструкции, различающиеся лишь по степени, в которой старики могли что-либо изменить в окружающей их действительности.

Вот инструкция, которая давала людям право выбора: «Я хочу, чтобы вы узнали обо всём, что можете делать сами здесь, в нашей клинике. На завтрак вы можете выбрать либо омлет, либо яичницу, но выбрать нужно вечером. По средам или четвергам будет кино, но записываться нужно будет заранее. В саду вы можете выбрать цветы для своей комнаты; можете выбрать, что хотите, и унести к себе в комнату — но поливать его вы должны будете сами».

А вот та инструкция, которая лишала их возможности влияния, хотя и реализовывала идею абсолютной заботы о стариках: «Я хочу, чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет мы готовим по понедельникам, средам и пятницам, а яичницу — в остальные дни. Кино бывает вечером в среду и четверг: в среду — для тех, кто живёт в левом коридоре, в четверг — для тех, кто в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет за ним ухаживать».

Таким образом, получалось, что обитатели одного из этажей дома престарелых могли сами распоряжаться своей жизнью; на другом же этаже люди получали те же блага, но без возможности влиять на них. Через восемнадцать месяцев Лангер и Роден вернулись в лечебницу. Они установили, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой, судя по специальным оценочным шкалам. Они также обнаружили, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой.

Этот поразительный факт свидетельствовал, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а безпомощность, способна убивать. Теперь прошу вспомнить тот факт, что славяне рабству предпочитали смерть и если попадали в него, то быстро умирали. Об этом можно найти свидетельства у древних греков, которые занимались работорговлей, в отличие от более нравственных наших предков.

Выученная беспомощность: книга

Книга «Выученная беспомощность: теория эпохи личного контроля» была написана психологом Кристофером Петерсоном вместе с первыми исследователями, изучившими беспомощность, Майер и Селигман.

В ней рассказывается об исследованиях, которые послужили толчком к теории усвоенной беспомощности, и приводится убедительное и всестороннее исследование. В нем описывается связь между выученной беспомощностью и депрессией, а также изучение других аспектов, таких как когнитивный и биологический аспекты.

Важно! Если вы ищете более глубокое погружение в эту тему, эта книга предоставит вам информативный обзор изученной беспомощности.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Лечение для детей и взрослых

Важно! Хотя выученную беспомощность может быть трудно преодолеть, существуют методы борьбы с ней.

Одним из потенциальных методов лечения, основанным на исследованиях в области нейронаук, является связь между вентромедиальной префронтальной корой (частью мозга, которая играет роль в подавлении эмоциональных реакций) и дорсальным ядром шва (частью ствола мозга, связанным с серотонином и депрессией) и выученная беспомощность.

Это потенциальное лечение может быть направлено на стимуляцию вентромедиальной префронтальной коры и ингибирование ядра дорсального шва с помощью лекарств, электростимуляции, трансмагнитной стимуляции или психологически с помощью терапии.

В частности, в недавних исследованиях было показано, что трансмагнитная стимуляция (ТМС) достаточно эффективна при лечении депрессии. Учитывая связь между выученной беспомощностью и депрессией, имеет смысл думать, что лечение одного может быть эффективным лечением другого.

Говоря об эффективных методах лечения депрессии, терапия также является хорошим выбором для людей, борющихся с приобретенной беспомощностью. Те, кто чувствуют себя беспомощными, могут получить пользу от работы со специалистом по психическому здоровью, чтобы выяснить причины их беспомощности, заменить старые и вредные убеждения новыми и более здоровыми убеждениями и развить в себе чувство сострадания к себе.

Исследование, проведенное психологом Кэрол Двек (исследователь, который предложил теорию роста против фиксированного мышления), показало, что существует еще один чрезвычайно эффективный способ облегчить усвоенную беспомощность: через неудачу.

В исследовании Двека, проведенном в 1975 году по этому вопросу, участники (все из которых испытывали крайнюю реакцию на неудачу) были разделены на две группы: одна прошла интенсивное обучение, в котором они не выполняли свои задачи, и им было поручено взять на себя ответственность за свою неудачу и объяснить это недостатком усилий в то время как другая группа прошла интенсивное обучение. Результаты показали, что в группе, получавшей только обучение, не наблюдалось улучшения их экстремальных реакций на неудачу, в то время как в группе, которая потерпела неудачу, отмечалось заметное улучшение.

Важно! Этот эксперимент был одним из нескольких исследований, проведенных в 1970-х, 1980-х и 1990-х годах, которые заложили основу для новой теории человеческого поведения, связанной с неудачами, приобретенной беспомощностью и устойчивостью.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Как преодолеть синдром выученной беспомощности

В первую очередь нужно рассмотреть и признать наличие синдрома выученной беспомощности. Многим удается это сделать только с помощью психолога или наставника. Первоначально изучив теорию, необходимо вести работу в следующих направлениях: • повышать самооценку. Как поднять самооценку можно почитать здесь; • прорабатывать детские комплексы; • выстраивать жизненные планы и искать свои истинные (а не навязанные) цели; • проработать последствия пережитых потрясений, если именно они стали причиной ситуативной беспомощности; • повышать уровень личной ответственности за свою жизнь и ее качество.

Если вы понимаете, что вам проще ничего не предпринимать, а быть сторонним наблюдателя даже в тех вопросах, которые вас напрямую касаются, поздравляем! Вы стали жертвой синдрома выученной беспомощности или просто пребываете в состоянии прокрастинации, с которым также стоит работать.

Модель оптимизма Селигмана

Селигман, один из исследователей, которые помогли обнаружить феномен беспомощности, которому он научился, позже обнаружил, что его внимание обращено на то, что, возможно, является полной противоположностью усвоенной беспомощности: оптимизм.

Хотя имя Селигмана на протяжении многих лет было синонимом выученной беспомощности, он знал, что может предложить миру гораздо больше. Его работа над этой темой заставила его задуматься о том, какие другие перспективы можно выучить и могут ли люди развить положительные черты, вместо того, чтобы развивать чувство беспомощности.

Исследования Селигмана привели его к созданию модели выученного оптимизма. Он обнаружил, что благодаря обучению устойчивости люди могут научиться развивать более оптимистичную перспективу. Эта способность наблюдалась у детей, учителей, военнослужащих и многих других.

Возможно, не так легко научиться оптимизму, как беспомощности, но это можно сделать. Если вы хотите узнать больше об оптимизме и о том, как его можно узнать, ознакомьтесь с книгой Селигмана «Изученный оптимизм: как изменить свой ум и свою жизнь». Помимо краткого обзора исследований по этому вопросу, вы также прочитаете о нескольких простых методах, которые можно применять для разработки более позитивного и сострадательного стиля объяснения.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Соответствующие тесты и вопросы

Несмотря на то, что многие люди включили в свою учебную программу показатели заученной беспомощности, они часто являются неформальными. Однако есть две меры, которые использовались довольно часто в последнее время.

Шкала усвоенной беспомощности была разработана Quinless и Nelson (1988) для сбора и подсчета баллов за усвоенную беспомощность. Шкала состоит из 20 пунктов, оцениваемых по шкале от 1 (полностью согласен) до 4 (категорически не согласен). Минимальный балл по этому показателю — 20, а максимальный — 80, причем более высокие баллы указывают на большую степень усвоенной беспомощности.

Анкета «Изученная беспомощность» была создана в 2014 году в исследовании Сорренти и его коллег по изученной беспомощности и ориентации на мастерство. «Изученная беспомощность» состоит из 13 предметов, оцениваемых по шкале от 1 (не соответствует действительности) до 5 (абсолютно верно), для общего возможного балла от 13 до 65. Примером этой шкалы является утверждение «Когда вы сталкиваетесь с препятствием в учебные занятия вы перестаете пытаться. Вы легко разочаровываетесь.

Важно! Если вас больше интересует шкала, измеряющая усвоенный оптимизм, вы можете найти тест усвоенного оптимизма — шкалу, адаптированную из книги Селигмана. Он включает в себя 48 пунктов с двумя возможными ответами.

Что такое усвоенная беспомощность? Психологическое определение

Исходное

Кнопка «Наверх»
Мальчикам и Девочкам

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять